2born (2born) wrote,
2born
2born

Уточнение автора недавнего поста о системе подготовки кадров для АЭС

Тут я с автором согласен, но не на 100%. По-моему, знание фундаментальных разделов нейтронной физики все-таки необходимо. Существует ведь мнение (об обоснованности его судить не берусь, но оно весьма правдоподобно), что причиной Чернобыльской аварии в значительной степени явилось пренебрежение физикой.


Оригинал взят у victor_chapaevв О системе подготовки кадров
О системе подготовки кадров. Мой пост про стажеров ВИУР препостил уважаемый 2born. Я зашел почитать, что пишут там в комментах. Не скрою, мне было приятно. Но через некоторое время я ощутил некий когнитивный дискомфорт. Еще через некоторое время я понял, что меня не так поняли. Попробую объясниться. Я очень уважаю молодых ребят, которые пошли работать в оперативный персонал. И очень не люблю тех, которые, поступив работу на станцию, оседают где-нибудь в службах контроля и инспекции или модернизации и развития (подчеркну, речь о молодежи). Как показывает опыт, в этих подразделениях можно работать, не имея вообще никакого представления об объекте как контроля и инспекции, так и модернизации и развития (Кстати, очень хороши на этих должностях бывшие оперативники – не всем же стать главными инженерами). Из-за моего глубокого уважения к ребятам, которые выбрали оперативную работу, мне и захотелось написать предыдущий пост. То есть, это был пост о людях, а не о системе подготовки персонала, или как сейчас принято выражаться, HR-менеджменте. То, что читатели решили, что если над стажерами так измываются во время подготовки - это хорошо, не моя вина. J Хорошая это система, или плохая, я ничего не писал. Это просто был взгляд изнутри человека, который в небольшой части касается этой системы.Выскажу же свой взгляд на систему подготовки оперативного персонала. То, что я ни разу в ней не специалист, мне не должно мешать – мне кажется, что специалистов в этой области вообще нет. Важно то, что система эта очень старая. Достаточно сказать, что СИУР (тогда инженеры были старшими, а не ведущими) Леня Топтунов, погибший во время взрыва 4 блока ЧАЭС, тоже учился по этой системе. То есть, наличие такой системы подготовки персонала не гарантирует автоматически надежность блока. Да и не в системе подготовки там было дело. Скажу про недостатки существующей системы. В ней присутствует какое-то варварство середины 20 века: учеба путем самоподготовки, в свободное от работы время, фактически методом «выглядывания из-за плеча» учителя… Многие навыки – на уровне условных рефлексов и механического запоминания, то есть обучаемый не всегда может объяснить, почему он делает так-то и так-то. Достаточно того, что так делают те, кто уже получил лицензию и давно работает. (Иногда операторы сами себя называют обезьянами, управляющими оборудованием – кокетничают, конечно J). Система эта является самовоспроизводящейся, то есть, ребят учат так же, как учились их руководители. Это, конечно, способствует передаче традиций, но, возможно, на этом пути упускаются какие-то важные возможности. Конечно, ребята выучивают сотни инструкций, наматывают сотни километров по площадкам обслуживания оборудования и помещениям блока, на память знают, где какая стоит задвижка. Многие наизусть цитируют технологический регламент, и уж точно с закрытыми глазами могут найти в нем место, касающееся конкретной ситуации. Один из тестов – нарисовать свой пульт по памяти, где какие ключи, где какие приборы. В процессе подготовки специалиста происходит некий «импринтинг» (не хочу использовать слово «зомбирование») – человек, ставший ВИУРом, всю оставшуюся жизнь будет немного ВИУРом, где бы он потом ни работал. Знания вкладываются в мозг путем «глубокого вдавливания», психический склад идет «наперелом», когда насосы и задвижки снятся по ночам, а просьба приоткрыть форточку автоматически выдается в виде: «подорви слегка окно» J («Продорвать» на профессиональном жаргоне - приоткрыть задвижку, снять с нижнего концевого выключателя, обеспечить небольшой проток среды). В результате получаются чрезвычайно дорогие специалисты. Их дороговизна не учитывается в планово-экономическом отделе, но любому понятно, что если у тебя нет ВИУРа или НСБ (начальник смены блока – след. ступенька карьеры), то ты не сможешь выйти за ворота предприятия, бросить клич, и через месяц-два люди приступят к работе. Расстаться с таким специалистом – трагедия для начальника цеха. Но представляется возможной другая система. Например, двух-трехлетнюю работу на рабочей должности вполне может заменить толковая стажировка на этих рабочих местах. Целесообразным представляется более глубокое теоретическое обучение, например, не термодинамике вообще, а в приложении к конкретной конструкции парогенератора или турбины Ленинградского завода. Не общей теории взаимодействия нейтронов с веществом (из которой, в общем-то, можно вывести основные характеристики реактора), а конкретные свойства реактора ВВЭР-1000, важные для управления. Ну, и так далее. Отработка навыков работы на тренажере. Под руководством опытных инструкторов. Которые не только сами работали, но и изучили теоретически, почему и для чего производятся действия. Особенно это касается действий в аварийных ситуациях. Правда, над этим уже сейчас много работают… Ну и, чтобы быть честными по отношению к стажерам, учеба эта должна быть с отрывом от производства, то есть в рабочее время. За это они должны получать зарплату. Тестом Тьюринга для такой системы являлся бы тот самый разговор обо всем на свете с очень крутыми дядьками J Плюсом такой системы была бы ее меньшая травматичность для обучаемого. Думается, также, что весь процесс подготовки можно было бы уложить в пол-года, в год. Да и мне не пришлось бы тогда хвататься за голову на собеседованиях по физике, а, глядишь, ребята сами бы мне рассказали что-нибудь новенькое-интересненькое J Получилась бы такая легкая, современная система, выдающая на выходе толковых, уверенных в себе операторов, с легкостью цитирующих Гомера и Овидия. J Это, конечно, все дорого. Особенно тренажеры. Да и специалисты-инструкторы такого уровня. И требует умного и грамотного подхода, что уже критично. И, напоследок, почему я думаю, что менять сейчас систему подготовки было бы опасно. Старая система при всех своих недостатках выдает специалистов, которые могут реально работать, и руководство может быть относительно спокойно за результаты этой работы. То, что это дается дорого и станции и самим работникам, мало кого волнует. Но если отрасль возьмется сейчас (именно сейчас) разрабатывать новую систему, она неизбежно окажется калькой таковой, же системы зарубежной. Это точно будет адЪ (вот там-то точно готовят операторов-обезьян, компенсируя это мощной централизованной инженерной поддержкой – у нас же сократят и то, и другое L). Не сомневаюсь, что система эта, будучи разработанной, будет силовыми методами внедрена и приведет к неисчислимым трудностям для станционников (это чтобы и наверх отрапортовать о выполнении новой системы, и персонал худо-бедно подготовить втихую по-старому). Не могу утверждать, что мнение это мое абсолютно объективно. Я сам внутри системы, и уже очень давно, и, несомненно, имею профессиональную деформацию JА здесь расскажу совершенно правдивую историю – тоже о подготовке персонала. Дело было оч давно, я тогда работал номинально в смене турбинного цеха. И был у нас в смене машинист турбины – это старшая рабочая должность в турбинном цехе. Здоровый такой, гарный украинский хлопец, назовем его Грицем. Родом он был из села, образование имел средне-техническое, и до нас работал, скажем так, к примеру, на Запорожской ГРЭС. Вот что он сам рассказывал. Работал он на ГРЭС машинистом-обходчиком парового котла. Грицко был хорошим машинистом-обходчиком, толковым и старательным. Через некоторое время изучил он котел, как свои пять пальцев. Все знал, и систему топливоподачи, и воздухонаддува, и дымоудаления, экономайзеры, пароперегреватели, где у какой системы воздушники, а где дренажи… Все параметры знал, и рабочие и пусковые, где приборы по месту стоят. Знал, как системы готовить к пуску, как в ремонт выводить, как на резерв переходить. Ну, короче, всё. А современный паровой котел, надо сказать, устройство немаленькое, с девятиэтажный дом будет, и там угольная пыль сгорает в потоке воздуха, образуя внутри многометровый факел, который в несколько приемов испаряет поступающую воду и нагревает получившийся пар до 500 градусов при давлении в 300 атмосфер. И вот решил он сдать экзамен на машиниста парового котла – это будет главный начальник во всем котельном отделении, командир всех обходчиков. Вот отвечает он местным крутым дядькам. И на все вопросы дает правильные ответы. И про правила техники безопасности, и про действия в аварийных ситуациях, и как правильно оперативную документацию вести. Ну и про котел тоже все правильно отвечает. Очень комиссия довольна была. И напоследок кто-то спросил: «А куда дальше пар из котла идет?» Смешался Грицко – что-то сам он никогда об этом не задумывался, да и по должностной инструкции в разделе «объем знаний» про это ни слова нет. Но отвечать надо. Перекрестился Гриць в сердце своем и, как в омут головой, говорит: «Поступает пар в цилиндр, где толкает поршень. Поршень через кривошип крутит маховик,  а к нему уж генератор приделан». Долго комиссия валялась пацталом, но к работе Гриця допустила. Посоветовали только, как выберется время, сходить в машзал и посмотреть, что там да как, благо недалеко… Не знаю, надо ли здесь для – гуманитариев - пояснять, что рассказал Гриць комиссии классическую схему работы паровоза… Ей-богу, не вру, парень сам рассказывал… J
Tags: люди, наука, образование, техника
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments